Два процента журналиста: Владимир Соловьев должен быть уволен

фoтo: kremlin.ru

Влaдимир Рудoльфoвич Сoлoвьeв дoлжeн пoнeсти oтвeтствeннoсть зa публичнoe oскoрблeниe и унижeниe чeсти и дoстoинствa людeй, вырaжaющиx свoю грaждaнскую пoзицию.

Считaeм, чтo тaкoe пoвeдeниe вo врeмя рaдиoвeщaния являeтся aмoрaльным и нeприeмлeмым для публичнoгo лицa, зaнимaющeгo дoлжнoсть ведущего передач на государственном телеканале и радиостанции.

Требуем привлечь к ответственности и уволить Владимира Рудольфовича Соловьева с занимаемой должности теле- и радиоведущего».

Вот так Соловьев стал культовым персонажем у демократической общественности. Это называется «попал под лошадь». Жил себе человек, не тужил, делал свои ток-шоу по телевизору, вел передачи по радио, но существовал с либеральными товарищами в параллельных мирах. Он их мочил со страшной силой, а они… в общем, тьфу на тебя, Соловьев, кто ты такой, давай, до свидания! Вместе со своим другом Дмитрием Киселевым он стал символом пропагандиста, жупелом, не побоюсь этого слова, но так чего же на него тогда внимание обращать?

И тут обратили, в Интернете собирают подписи — наказать, не пущать, выдать белый билет, черную метку… Что случилось? А вот что! На прошлой неделе во вторник проснулся Соловьев в плохом настроении, встал не с той ноги и поехал на радио выступать. Ну да, тут надысь, 12 июня, в День России, опять навальнята побуянили на Тверской, помешали москвичам веселиться, вдыхать полной грудью аромат государственного праздника. Пришел, значит, Соловьев к семи утра, взял в зубы микрофон и давай: «Есть вечные 2% дерьма. И вот эти 2% дерьма считают, что они здесь — власть?! Считают, что они могут портить людям праздник?! Вот эти 2% дерьма считают себя вправе что-то кому-то в Москве объяснять?!» После такого благородного спича люди осмелились ему еще эсэмэски писать, возражать (мягко, но вежливо), а он брызгал слюной, переходил на «ты» и старался зачитать номер телефона каждого своего оппонента.

Читайте материал: «Телеведущий Соловьев назвал митингующих «двумя процентами дерьма»»

Это была феерия в прямом эфире, Остапа понесло. Слушайте, если обычно умный, в основном адекватный (с некоторой долей хамоватости, ну с кем не бывает!) кремлевский защитник начал вдруг истерить с утра пораньше, это что-нибудь да значит.

Пропагандист, ты сердишься, значит, ты не прав. Почему на «ты»? Помните, как в «Иронии судьбы» Лукашин после драки говорит Ипполиту: «Потому что ты побежденный!» Когда человек вот так выходит из себя, значит, у него иссяк запас аргументов. Значит, ему нечего сказать в ответ, он себя уже не контролирует. Это же надо так разоблачиться перед партией!

Если их всего лишь 2% (не важно чего), так зачем же стулья ломать? Победи их идейно, заткни за пояс, покажи их мелкую сущность. Не можешь, орать начинаешь…

Если бы г-н Соловьев смог посмотреть в этот момент на свое отражение в зеркале, послушать себя со стороны! Он выглядел злобным неудачливым беспомощным переростком или плаксивым мальчиком, у которого в жизни что-то пошло не так.

Вот таким своим словесным поносом он лишь подставил Кремль, показал полную свою деквалификацию как опытного и надежного защитника власти. Этот писк у них песней зовется?

Да, на фоне слишком уверенного в себе патрона Соловьев выглядит жалко. Но писать по этому поводу открытые письма, требовать увольнения, взывать к совести, морали… Ах, оставьте!

Простите ему, люди добрые, он и так сам себя высек. Ну может у человека быть плохое настроение? А вдруг ему дурной сон приснился, про то, как его секут на Красной площади: «Это тебе за Украину, это за бандеровцев, это за фашистов, за всю правду твою телевизионную, радийную — получай!»

А может, все проще — переработал наш друг во славу Родины. Даром что в 7 утра по радио, в 23 с копейками по телевизору, в 7 утра по радио, в 23… Загнали бедного! Но кто же, если не он? Так дайте мужчине отоспаться, начинайте уж эти соловьиные трели не в 7 утра, а хотя бы в 7.40.

А писать петиции бросьте, каким-то доносом попахивает. Он сам на себя донес, дальше некуда. Был бы журналист — куда ни шло. А пропагандисту закон не писан.

Ну нет, не все так запущено, сколько-то в нем журналиста осталось. Сколько? Да те же 2%. В расчете.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.